оборудование для разведения перепелов

Перепелка

Перепёлка.org.ua

О ферме ~ Купить перепёлок, яйцо, клетку ~ Разведение ~ Инкубаторий ~ Бизнес ~ Мастерская ~ Поиск по сайту

Поиск по сайту


Перепела (рассказ)


Перепела ловля сетьюДа, теперь всем известно – большие дела совершаются только в больших городах! Например, в одном городе Покровский собор одевают в леса, а в другом в тот же самый момент разбирают док и спускают на воду новый теплоход… Вот и мы только затем взялись за работу, чтобы подтвердить – у нас в черноземных полях не происходит ничего выдающегося: только кочуют пчеловоды, эти философы, свихнувшиеся на своих пчелах, в которых они находят все земные откровения, коротает недолгую жизнь карась в Райских прудах – сосет ил и жиреет на свою беду, а вокруг нашего городка, называющегося К а л а ч, перепелки, невидимые в траве, неизменно произносят одно и то же: «Пить-пить! Пить-пирю?..» И вот так-то всегда, все одно и то же.

Твердохлеб-старший вечером сидит перед пчеловодным домиком, палец поднял и пересчитывает последних пчел, задержавшихся на пастбищах; теперь они торопятся до ночи поспеть в улей. Вот они, нагруженные до крайности, медленно идут черными точками вдоль заката, над черной равниной пшеницы… А под ними из пшеницы эти голоса – как будто никак не могут чего-то добиться друг от друга: «Пить-пить! Пить-пирю?»

Когда-то, уже давно, Твердохлебы намеревались было ловить перепелов. Твердохлеб-старший тогда быстро подыскал сетку… Но потом ей суждено было провисеть на гвозде в сарае и год и второй; она ветшала, а куры, жившие здесь же, обклевывали ее края, принимая их за червяков. Мальчик Твердохлеб то и дело говорил отцу нетерпеливой скороговоркой:

– Куры сетку едят, а мы перепелов не ловим!

– Да вот, отвечал отец, – нет свистка…

Он в разных местах при удобном случае спрашивал такой свисток, но в селах уже мало где про подобные вещи что-нибудь помнили. Итак, не скоро, но подвернулся ему наконец один охотник, посоветовавший обратиться на Райском хуторе к человеку по фамилии Редька: тот как будто прежде занимался птицами, ловил перепелов и дроф, чтобы продавать их живыми в Калаче на рынке.

Что ж, Твердохлеб съездил на хутор и отыскал этого Редьку. Пред ним предстал маленький худой старичок, прямой как гвоздь. Хотя было жаркое лето, он держал на своей голове рыжий плешивый малахай, уши которого висели двумя лепешками, как у дворняжки. Разговаривая с человеком, старичок все время заворачивал к нему как-то боком, как будто намеревался вот-вот пройти мимо, и никак не попадал в него глазами, глядя то в сторону от его плеча, то выше головы.

– А вы, – сказал он, сами кто будете?.. Я не потому спрашиваю, чтоб что-нибудь... Я потому, что вы, может быть, сами сделаете – я покажу. Вещичку надо б самому настроить, приучиться...

Твердохлеб отвечал ему, что едва ль время найдется, да и не сумеет – он пчеловод. В итоге Редька согласился делать сам.

– Главное только, матерьял чтоб был, – сказал он. – Ну, подумаем, посмотрим… Спасибо за медок!

Эге, долго, долго думал этот Редька!

А время-то шло и шло и на всех оставляло свой след.

Мальчик Твердохлеб вырастал, просто на глазах вытягивались у него руки и ноги, потом стал пробиваться и темнеть пушок над губой… И мимо отца, надо думать, годы тоже не скользили вхолостую, но с ним они совершали внешне не сразу различимые перемены. У старика на хуторе он поначалу бывал часто, но потом все реже и наконец совсем перестал посещать его.

– Видите, что плохо, – обыкновенно говорил Редька, встречая Твердохлеба, – матерьялу все нету!

И как будто пытался обнадежить: «Подумаем, посмотрим…» Но однажды Твердохлебу вдруг почудилась в его голосе такая скука! Он уехал поскорей и больше не беспокоил Редьку.

За летом шло лето; сколько пчел родилось, выросло и умерло за это время!.. По вечерам, когда все пчелы уже сели, отец с сыном разводили огонь, вешали над ним уху и молча слушали, как окружившая их темень переговаривается сама с собой, переходя с места на место: «Пить-пить! Пить-пирю?» И вот Твердохлеб-младший как-то вспомнил, что, когда он был маленький, какой-то человек обещал сделать для них свистульку, которой заманивают перепелов. И где-то этот человек сейчас?

Отец указал ему в сторону Райского, заметив при этом:

– Мне, правда, кажется, он нас тогда обманул. Если желаешь, посмотри сам.

Молодому Твердохлебу к этому времени исполнилось шестнадцать лет. Только недавно он получил в милиции права на вождение зеленого тяжелого мотороллера, принадлежавшего отцу… Тогда еще у нас в Калаче не было распоряжения о предохранительных шлемах, ими пользовались только мотоциклисты, особо ценившие свои головы. А Твердохлеб-младший ездил без шлема, с развевающимися по ветру длинными волосами.

По жаркой и пыльной дороге, какою она всегда бывает в августе, он быстро поднялся на Гору, с которой можно было бы без труда обозреть всю его родину – маленький городок со старой башней посередине. Но Твердохлеб тогда не остановился тут, чтобы посмотреть на город, пока что еще это было для него слишком знакомое и скучное место… Быстро миновал он лес, поникший от засухи, проехал мимо сильно обмелевших Райских прудов, а за ними вскоре показался и хутор.

Найти в нем по примете нужный дом оказалось нетрудно.

Приметой служил колодец с высоким журавлем, стоявший прямо перед домом; на нем сразу привлекало внимание почти не обструганное грубое корневище, служившее нехитрым грузом для подъема воды. Над поилкой для скота огромным роем кружились мухи, по-видимому, терпеливо дожидаясь приходивших сюда к вечеру животных. У колодца на низком табурете сидела старуха. К ней-то ни одна тварь даже не приближалась, казалось, будто бы она их хозяйка. В подоле у нее лежала шляпка подсолнуха, из которой она невнимательно ковыряла молодые семечки и жевала их, широко двигая беззубой челюстью. Она спокойно и безразлично смотрела в поле.

Поздоровавшись с нею, Твердохлеб спросил про старика. Как оказалось, эта старушка и была его жена… Но вот сам-то Редька, сказала она, умер прошлой осенью. Тогда Твердохлеб принялся расспрашивать о свистках, – не мастерил ли их старик в последнее время? Старуха даже не проявила интереса к человеку, знавшему ее мужа; она лишь чуть-чуть повернула голову, чтобы разговаривать с Твердохлебом.

– Не делал, – ответила она. – Кой-кому и обещал, а делать не делал, хворал одно.

– А еще кто-нибудь другой может сделать?

– Поищите, – сказала старуха. – Только никто, наверное, и не может, он никого не учил.

Твердохлеб удивился:

– А почему, скажите, не учил?

Казалось, старуха немного рассердилась на него за дотошность, она повысила голос:

– Да вот потому, что и не интересовался никто: надоели ему все, не хотел дружиться ни с кем… А детей у нас не было.

– Не может быть, чтоб совсем ни с кем не дружил! – сказал Твердохлеб. – Тогда бы он и сам не знал, как те же самые свистки делаются...

Никак нельзя было разобрать, что старуха думает по этому поводу. Она наклонила голову и разглядывала подсолнух, на котором гнезда от выщипанных ею семечек случайно образовали причудливый зеленовато-желтый узор.

Твердохлебу не с чего было радоваться.

– Эх, дед! – сказал он. – Как не обидно… Разве можно так помирать!

– Можно, не можно, а помер и не спросил! – справедливо ответила старуха и снова уставилась в поле – может быть, уже разглядывая тот предел, за которым скрылся ее гордый супруг.

Но Твердохлеб отвлек ее еще в последний раз:

– Вы бы хоть сказали мне, из чего делались те свистки, – попросил он.

– Нужна с бычьего хвоста шкурка и косточка с индюшачьей ноги. Но сам не сделаешь, это мороки много…

Вот так и младший Твердохлеб возвратился ни с чем.

Рассказав отцу про то, как умер Редька, он мог заметить, что это известие не слишком поразило того; казалось, оно только подтвердило какую-то мысль, давно имевшуюся у отца на счет райского деда.


Твердохлеб-старший вечером сидит перед пчеловодным домиком, поджидает ушедших на гречиху пчел… Тут и перепела, а где ж им быть еще: заняты бесконечными поисками. То с одной стороны, то с другой из травы послышится голос: «Пить-пирю! Пить-пить?» И Твердохлеб машинально повторит следом: «Пить-пирю! Пить-пить?..» Потом задумается о чем-то, на лице его появляется выражение умиротворенности, он спокойно смотрит вокруг и слушает. Вот медленно-медленно опускается и уходит за горизонт солнце – чтобы и там посветить другим пчеловодам… Вот растут, вытягиваясь по земле, тени холмов и деревьев – как будто наезжает, наваливается черная таинственная рать, – а потом понемногу рассеивается, перемешивается с сумерками. Ветерок прошуршит, пролетая в верхушках рощи, и умчится куда-то далеко, где нам, может быть, и не бывать никогда, но где лежит такая же родная, Русская земля.

Начну на флейте
Стихи печальны,
Зря на Россию
Через страны дальни.
Россия, мати,
Свет мой безмерный!
Позволь то,
Сыну прошу твой верный…

Твердохлеб и не заметит поначалу, как его губы сами потихоньку начнут нашептывать какой-то стих, по спине пробегает морозец… Но тут внезапно он спохватывается и осторожно оглядывается по сторонам: он беспокоится, что сын его может услышать, и тогда они, чего доброго, станут стесняться друг друга.


А Твердохлеб-младший проявлял настойчивость еще долго время.

Оказавшись в каком-нибудь незнакомом городе или поселке, он никогда не забывал посетить в нем магазин охотничьего инвентаря, в котором спрашивал всегда одно и то же – свисток. Но ответ ему везде был отрицательный. И он наконец проникся самым высоким уважением к этой, так никогда им самим и не виданной штуковине. Предполагая зайти еще в какое-то место, теперь он заранее почти убежден в предстоящей неудаче, но с каким-то удовольствием, даже с гордостью произносить про себя что-то вроде следующего: «Ну, у вас этого, конечно, тоже нет. Нет у нас, нет и у вас! С вами, видать, Редька тоже не дружил! А сами не сделаете – это мороки много. Это ж вам не какая-нибудь милицейская свистулька, это какая тонкая конструкция – бычий хвост и индюшиная нога!»

Юрий Доброскокин


Перепелиные яйца




Статья была Вам интересна? Подпишитесь на рассылку “Перепёлка.org.ua - новости перепеловодства” и Вы всегда будете в курсе инноваций в мире перепелов. Подписаться >>



Вы можете высказать своё мнение по данному материалу или задать вопрос. Администратор сайта ежедневно просматривает комментарии и отвечает на вопросы.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить