оборудование для разведения перепелов

Перепелка

Перепёлка.org.ua

О ферме ~ Купить перепёлок, яйцо, клетку ~ Разведение ~ Инкубаторий ~ Бизнес ~ Мастерская ~ Поиск по сайту

Поиск по сайту


Алексеев Н. А. "Освобождение пленниц"


Алексеев Н. А. ПерепёлкаНа попутной трёхтонке в субботу к вечеру мы прибыли на третью ферму опытного хозяйства Института животноводства. Со мною были мои друзья: Коля со своим пятизарядным автоматом и фотографическим аппаратом и хорошо знакомый осенним полям Фингал.

Все люди любят природу и её крылатых и некрылатых обитателей. Работающие в поле девушки, которые никогда охотниками не станут, подолгу засматриваются на тетерева, чернеющего на макушке сучковатой, престарелой берёзы. Бывает, у ног огородницы Наташи, когда она идёт к ручью напиться, зашуршит опавшая пересохшая листва, и увидит девушка, как покатится серый кубарь. Вздрогнув от неожиданности, она придёт в себя, свистнет, как парень, и весело и радостно крикнет:

— Эй, пошёл, пошёл!

Запрыгают заячьи уши. Куда ему бежать, куда?

И даже стоящий на пригорке перелесок вдруг повеселеет и повторит голос Наташи:

«Пошёл!»

Но сегодня, в один из последних дней осени — в последний бесснежный день в полях нет никого, кроме ветра. Урожай убран, и люди ушли в тепло помещений. Сейчас любые двери гостеприимно раскроются перед охотниками. Мы заночевали в квартире агронома с намерением пораньше встать и, в поисках дичи, пройти вдоль и поперёк логов к городу. Нам рассказывали, что нынешнее недождливое лето дало хороший урожай серых куропаток.

Куропатка несёт двадцать и больше яиц. Во время высиживания на гнездо садятся рядышком курочка и петушок — одной курочке не закрыть такого гнезда. И всё же в дождливое лето часть яиц охлаждается.

Агроном подтвердил сведения о хорошем урожае куропаток. Надо спешить. Вот-вот выпадет снег, и охота с легавой собакой прощай до августа будущего года. Птичные собаки никогда не видят зимнего поля, охотник никогда не видел стойки на снегу.

Тучи пошли низко, ветер юго-западный. И мы бухнулись в постели в надежде на серенькое утро. В такую погоду запахи хорошо держатся на жнивье. Запахи боятся солнечного утра и суховея. Тогда они испаряются.

Коля лежал на постели рядом со мной. Мне слышно было его сонное дыхание. Фингал, наверно, тоже спал — он залез под нашу кровать, когда свет ещё не был погашен. В эту ночь я не мог сомкнуть глаз, так всегда случалось со мной перед охотой.

Моё воображение рисовало чудесные картины Фингаловых стоек, я слышал резкие сухие звуки взлёта куропачьих стай и громовые выстрелы.

В томительном ожидании рассвета я три раза вставал с постели и подходил к окну. Рассвет не наступал.

 

Квадроцикл становится все более популярным, и его используют не только для получения адреналина на любительских «покатушках», но и для вполне утилитарных целей — как транспортное средство на охоте или рыбалке.

Но вот я стал замечать посветление в окне:

— Пожалуй, пора!

Я спрыгнул с кровати и подбежал к окну:

— Батюшки, светы! Снег!

Не веря глазам, я выбежал во двор:

— Да, снег, почти по колено.

Ветер брякает мёрзлыми ветвями берёзок и свистит бесприютно.

Около забора мелькает что-то белое, трудно различимое на белом снегу.

Я хотел позвать:

— Фингал!..

Но медлил... Может быть, это ветер кружит снег?

Так и метёт, так и метёт... Так и метелит.

Но это действительно был Фингал. Я не заметил, как он вслед за мной выбежал во двор.

Я позвал собаку в дом.

— Будем спать спокойно до полного дня.

Днём тоже буранило, и ветер как будто даже усилился.

Самое благоразумное было — выйти на шоссе, до которого не больше километра, и по накатанной дороге возвратиться домой. Каких-нибудь пару часов, и мы — в городе. Но молодость не скупится на трату сил.

Коля предложил:

— Пойдёмте напрямик, по свежевыпавшему снегу.

Я молчал, раздумывая, какое принять решение Фингал стоял, опустив хвост, и ждал приказания.

Молодой охотник уговаривал:

— Куропатки никуда не подевались. Где-нибудь спят в снегу. Может, наткнёмся — стрелять будем.

Я ещё колебался и не отвечал.

Но Коля уверенно подбирался к моему сердцу:

— Леночка просила поискать перепёлку с красной завязочкой. Она в тёплые края не знает пути — не летала туда. Ну, прикажите Фингалу отправиться на розыски.

Я взмахнул рукой и сказал Фингалу самое приятное слово:

— Вперёд!
 

Алексеев рассказ перепелки зима охота


Пёс стал носиться взад и вперёд, и вправо и влево, всё время пересекая линию нашего движения.

Мы возвращались в город через неезженое снежное поле. Сыроватый тяжёлый снег согнул голые ветви берёз и посадил белые пятна на густой зелени боровой сосновой молоди.

Коля рассчитывал наткнуться на заячий след и выследить косого. Поймать на мушку, а то — ив объектив фотоаппарата. Я отгонял от себя малейшую надежду на выстрел. Единственно, чем могли мы себя вознаградить, это хорошей прогулкой.

До города не менее десяти километров. Снег почти по колено, а местность изрезанная, ложистая. И хотя охотники привычны к трудным переходам, сегодня мы останавливались отдыхать особенно часто. Это потому, что глазу было невесело, глазу не на чем задержаться: ни следа — ни птичьего, ни звериного. Переставший идти утром снег снова повалил хлопьями. Они били наискосок под напором расшумевшегося, расходившегося ветра.

Коля брёл по снегу, как по белой воде, в сотне метров от меня. Взобравшись на высокий холм, он любовался логами — их изломанными линиями.

А за ними по белизне поля протянулась тёмная лента шоссе — оно узнавалось по движению машин; за лентой дороги лежал наш город.

Спускаясь с холма, Коля случайно набрёл на заячью лёжку, устроенную в высоком жнивье ржаного поля. Серый, ещё не вылинявший косой чувствовал, что побурелое от непогод жнивьё будет ему защитным цветом. Вспугнутый Колей, он побежал вниз под гору. Казалось, кто-то приподнял свежевыбеленный холст за углы, чтобы по нему покатился вниз серый немного продолговатый комок.

Молодой охотник бросился со всех ног в погоню.

Однако условия соревнования были неравные, расстояние между бегущими быстро нарастало.

Косой не попал в объектив.

Коля остановился, поглядел вслед убегающему зайцу и направился ко мне. Потом подал знак рукой и крикнул:

— Смотрите! Фингал.

Ни мне, да и никому на свете не могла прийти в голову мысль о возможности стойки в зимнюю пору.

Я искал глазами нашего белого товарища и не мог найти.

Коля указал рукою и крикнул так громко против ветра, что я ясно услышал:

— Фингал встал на стойку!

Может быть, за всю историю охоты Фингал первым держал стойку на снегу! Но как держал! Он был похож на изваяние. И только раздуваемые порывистым ветром шерстинки показывали, что это живой пёс, а не скульптура.

— Коля, — говорил я шёпотом, — Коля, наводи аппарат быстрей. Фотографируй! Прошу, щёлкай! Щёлкай на всю плёнку!

Когда фотографирование было закончено, мы приготовились к выстрелам, я скомандовал негромко:

— Вперёд!

Это означало: подай, сгони дичь, пусть вылетает тетерев или куропатка — кто там есть.

Не слушает Фингал, не подаёт.

— Неужели он нас обманул? — усомнился Коля.

— Вперёд! — приказал я твёрдо.

Пёс покачнулся, вытащил одну лапу из снега и так удержал её приподнятой, а вперёд не подался.

Отыскивая подозрительные места, откуда могли бы идти запахи, я заметил под самым носом Фингала два стволика полыни. Возле каждого стволика небольшое отверстие, проделанное его колебанием, покачиванием при ветре, отверстие, достаточное разве только для того, чтобы в него мог шмыгнуть самый молодой мышонок.

Фингал не хотел ослушаться и всё же не мог двинуться вперёд. Тонкая влажная кожа кончика его носа заметно подёргивалась. Её колебала струйка запаха, бьющая из-под снега в отверстия возле стволов полыни.

Я начал разрывать ногами снег, и у меня из-под сапог с тревожным чириканьем вылетела пара перепёлок.

Пёс позволил себе единственное движение — это движение зрачков в сторону полёта самых маленьких курочек на свете.

Ветер глушил все голоса, и нашим выстрелам не откликнулось даже слабое эхо. Ни одного малого пёрышка, ни одной лёгкой пушинки не добыли наши дуплеты.

После выстрела Фингал должен был лежать, хотя и не совсем приятно с непривычки растянуться на холодном снегу. Но этого требовали строгие правила поведения. И Фингал лежал. Зарядив ружьё, я скомандовал:

— Фингал, вперёд!

Пёс помчался на новые поиски. И мы побрели. Я повесил ружьё на плечо концами стволов вверх и услышал, как в дульной части моей бескурковки заунывно засвистел ветер.

— Хорошо! — сказал я

Й Коля подтвердил:

— Хорошо!

— Ты это о чём, Коля?

— Хорошо, что мы промазали... А вы о чём?

— И я о том же.

Мои размышления были прерваны словами моего молодого товарища.

— Опять стойка! — Коля указал мне на высокие травины, над которыми стоял Фингал.

Какие смышлёные птички! Ещё в первые минуты снегопада перепёлки нашли эти высокие стволики, прижались к ним, как к родным, в надежде, что травины, пошевеливаемые ветром, сделают в снегу отверстия, через которые можно будет дышать. А снежная шуба, накинутая на них, защитит от холода.

И сразу стало веселее и легче идти по снежному целику.

— Такие имеют право на жизнь. Умеют бороться!

Коля разрыл снег вокруг одного стволика, и мы

увидели серый комочек. Потом снял кепку, чтобы накрыть затаившуюся птичку. Ветер нещадно трепал его волосы.

— Надень кепку. Простудишься!

Тогда Коля без особой предосторожности взял перепёлку рукой. Точно таким же способом была добыта другая. Тёпленькие серенькие комки! Фингал держал стойку за стойкой. В Колином брезентовом мешке оказалось четырнадцать живых маленьких курочек.
 

перепелки зима охота


Наша охотничья бригада, состоящая из двух стрелков и одной косматой подружейной собаки, превратилась в экспедицию по спасению погибающих.

Ветер продолжал свистеть в дулах ружей, но теперь этот свист не казался заунывным.

Можно было красиво закончить тяжёлый поход по первому глубокому сырому снегу. И дела всего: найти красную ленточку и сделать бантик вокруг шейки одной из перепёлок. Смотри, Леночка! Сколько у твоей птички подруг! Твоя воспитанница вместе с подругами попала в снежный плен. Фингал их отыскал и спас.

Вы представляете, какие после этого посыпались бы милости на голову Фингала!

Но нет, мы не стали обманывать Леночку.


И вот опять половицы моего кабинета уподобились гречишным и просяным полям, с которых урожай убран. Четырнадцать перепёлок клевали крупинку за крупинкой и пили воду из чайных блюдечек. Птички в один день стали совсем ручными.

Леночка каждую подержала в руках, внимательно обследовала каждую шейку:

— Нет ли следов красного бантика...

Манила:

— Тю-тю-тю...

Ни одна не приходила на зов.

Среди четырнадцати не было той, которая улетела весной.

За окном зима — крыши соседних домов белые, на дворе снег по колено. Вчера ветер свистел в ружейных стволах, а сегодня воет в трубе — приюта ищет, подобно маленьким птичкам.

А на третий день ветер зашёл с другой стороны, с той, откуда зима не ожидала, подул теплом и сдунул с земли белое пуховое, но холодное покрывало. Солнышко просквозило стёкла нашей квартиры не горячими, но всё же ласковыми лучами. Тёплый ветер прогнал зиму обратно. Поторопилась она, не в своё время пришла.

Птички стали поглядывать на окна, и некоторые из них взлетели на подоконники. Двойные рамы закрывали им путь.

Коля пришёл посмотреть на птичек и принять участие в обсуждении их дальнейшей судьбы.

В моём кабинете собрались все участники «совещания»: Леночка, Коля и я. Фингал тоже присутствовал. Пёс сидел, распушив по полу хвост и поглядывая на птичек, которые после сытного обеда пили воду из чайных блюдечек.

Мы боялись, что Леночка предложит всех перепёлок оставить до весны в нашей квартире.

Но она любила их по-настоящему.

— Коля, — начала она, — скажите, пожалуйста, птички не попадут под снег, если мы их выпустим отсюда?

ПерепёлкаСерьёзность вопроса Фингал подтвердил ударом хвоста, и за это она правой ручонкой обвила шею друга и потрогала длинное лохматое ухо.

Коля ответил:

— Они улетят.

— Куда? Той дорогой, куда ушли весна и лето?

— Да, туда...

— А к нам они ещё прилетят?

— В мае, — заявил Коля. — Перепёлки прилетят к нам вслед за весной...

Наше совещание постановило: освободить птичек. Против не было ни одного голоса.

Коля принёс со станции юных натуралистов четырнадцать алюминиевых колечек. На каждом из них стоял номер и слово «Москва». Колечки легко наделись на птичьи ножки.

После того, как номера были записаны в тетрадку, мы вынесли на огород наших крылатых гостей и отпустили.

Птички разлетелись в разные стороны. Две опустились в заросли конопли около забора. А вечером на солнечном заходе началась перекличка. Она длилась недолго. Птички знали путь к югу. Их бойкие крылышки уверенно дробили тьму осеннего вечера.

Пройдёт длинная снежная зима. Прилетит на родину весна, а за нею и перепёлки возвратятся в те поля, где они родились.

Там птички и совьют себе гнёздышки.


Перепелиные яйца




Статья была Вам интересна? Подпишитесь на рассылку “Перепёлка.org.ua - новости перепеловодства” и Вы всегда будете в курсе инноваций в мире перепелов. Подписаться >>



Вы можете высказать своё мнение по данному материалу или задать вопрос. Администратор сайта ежедневно просматривает комментарии и отвечает на вопросы.


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:
Ваша почта:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить